Главная / Об Агентстве /

«Айболит для банков» – интервью первого заместителя генерального директора АСВ Валерия Мирошникова журналу НБЖ

Дата: 13.10.2011

В. МИРОШНИКОВ: "Моя позиция такова: санация - эффективный и необходимый механизм, но его нужно использовать как можно реже"

Закон "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года", более известный как закон о санации банков, появился как антикризисный инструмент в период финансового коллапса. И долгое время не было четкого понимания, будет ли он пролонгирован. Однако последний случай "обострения" проблем в крупнейшем российском банке показал, что от санации никто не застрахован, а значит, она важна и нужна. О том, какова судьба банков, прошедших оздоровление, как оценивает результаты санации Агентство по страхованию вкладов НБЖ рассказал первый заместитель генерального директора АСВ Валерий МИРОШНИКОВ.

ПАЦИЕНТЫ, ПРОШЕДШИЕ "ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЙ" КУРС, ВЫПИСЫВАЮТСЯ

НБЖ: В октябре закону о санации исполняется три года, значит, уже можно подвести промежуточные итоги деятельности АСВ в статусе "оздоровителя" банковской системы. Поэтому первый вопрос: какое количество банков было санировано за это время?

В. МИРОШНИКОВ: С момента вступления в силу Федерального закона "О дополнительных мерах для укрепления стабильности банковской системы в период до 31 декабря 2011 года", то есть с 27 октября 2008 года, у нас было санировано 19 банков (включая Банк Москвы). Из них в семи банках мы уже завершили процедуры по оздоровлению - это Нижегородпромстройбанк, банк "Нижний Новгород", банк "Петровский" (бывший ВЕФК), НОМОС-Банк-Сибирь (Банк ВЕФК-Сибирь), банк "Северная Казна", Газэнергобанк и Банк24.ру. Также у нас завершены три проекта, в которых мы передавали здоровую часть активов и обязательств банков, оказавшихся в сложной финансовой ситуации в период кризиса. Эту схему мы реализовали в банках "Электроника", "Московский Капитал" и в Московском залоговом банке. Некоторые также называют эти проекты санацией, но я уверен, что передачу активов и обязательств правильнее считать упорядоченной ликвидацией или регулированным банкротством, потому что заключительной стадией работы АСВ с этими банками является как раз банкротство. Таким образом, в работе у нас сейчас находится девять банков.

НБЖ: Какова судьба оставшихся банков? В каком статусе они продолжат свое существование после того, как в них будут завершены процедуры по оздоровлению?

В. МИРОШНИКОВ: Как я уже сказал, у нас в работе осталось девять банков. Два из них, "Тарханы" и "Потенциал", вот-вот будут присоединены к банку "Российский Капитал". По банку "Тарханы" уже приятно решение о завершении процедур по санации, а банк "Потенциал", вероятно, будет присоединен к "Российскому Капиталу" в первом полугодии 2012 года. Иногда нам ставят в упрек то, что эти банки не продолжат свою работу на рынке как самостоятельные единицы. Но мы не преследуем цель сохранить кредитные организации. Для нас первоочередное значение имеют такие вопросы, как защита интересов кредиторов и сохранение доступности банковских услуг в регионах присутствия санированных банков. Так, несмотря на то, что банк "Тарханы" прекратит свое существование, все его офисы продолжат работу, а значит, жители не почувствуют на себе никаких изменений, происходящих в банке.

Следующий санированный банк - банк "Губернский" -также утратит свою самостоятельность. Он будет объединен с банком "Открытие". В свою очередь, банк "Открытие", который появился в результате санации Русского банка развития, является одним из самых успешных наших проектов. Все нормативы выполняются, демонстрируется высокая прибыльность, узнаваемость бренда постоянно растет. По сути дела, этот банк только формально принадлежит к числу санируемых банков, так как все процедуры по оздоровлению уже завершены. Вопрос заключается в том, что сейчас АСВ принадлежит 24% акций этого банка, по которым у нас заключена оферта. Насколько мне известно, акционеры банка задумываются о том, чтобы выкупить наш пакет акций.

Еще один успешный проект - банк "Кит Финанс". Напомню, что АСВ приняло решение об участии в оздоровлении этого актива в первых числах июня 2009 года. Сейчас "Кит Финанс" успешно гасит свою задолженность перед агентством. Чтобы быстрее обрести финансовую независимость, банк продал свой ипотечный портфель ВТБ24. По мере поступления средств от сделки "Кит Финанс" осуществляет нам платежи. Руководство банка планирует до конца этого года полностью погасить свою задолженность перед АСВ. По самым пессимистичным оценкам, "Кит Финанс" может находиться на нашем "балансе" до конца первого полугодия 2012 года.

Банк "Союз" также стремительно развивается и демонстрирует хорошую прибыль. Известно, что структуры, связанные с "Базэлом", интересуются нашим пакетом акций (напомню, что нам принадлежит 51% акций банка, а 49% находятся у страховой компании "Ингосстрах"). Я думаю, что в следующем году мы реализуем свой пакет, однако вернется ли банк к бывшим собственникам, сказать не могу, потому что пакет акций, принадлежащий агентству, будет продаваться на торгах.

Еще один банк, который находится у нас в работе, - Башинвестбанк. У этого банка проблемы возникли, потому что он активно кредитовал проекты своих акционеров. В ноябре 2008 года эту кредитную организацию взял на санацию Бин-банк. Примечательно, что в отличие от своих коллег, "попавших" под банкротство, акционеры Башинвестбанка поступили очень дружелюбно и поставили реальные активы на баланс банка. В частности, в качестве обеспечения по кредитам собственники предоставили центральный рынок Уфы. На сегодняшний момент этот кредит перекредитован Сбербанком, а Башинвестбанк располагает хорошей ликвидностью. Таким образом, ситуация в нем оценивается как стабильная, и события могут развиваться по двум сценариям. Первый вариант - присоединение Башинвестбанка к Бинбанку, сейчас такая возможность обсуждается. Второй вариант - после того как банк начинает выполнять все нормативы и выходит на хорошие показатели прибыльности (это может произойти уже в следующем году или через год), он выходит из санации.

И наконец, банк "Российский Капитал", о котором я уже упоминал, очень успешно развивается, но пока остается на санации.

НБЖ: Какой объем средств был направлен на стабилизацию финансовой ситуации в этих банках? И сколько из затраченных на санацию денег уже вернулось в АСВ?

В. МИРОШНИКОВ: Всего на санацию было затрачено 346 млрд рублей. Я называю сумму без учета 295 млрд рублей, выделенных на санацию Банка Москвы, потому что об этом проекте нужно говорить отдельно. Из 346 млрд рублей 55 млрд рублей нам уже возвращено "живыми" деньгами и 95 млрд рублей -активами. Большая часть предоставленных для погашения задолженности активов - это земли и объекты недвижимости, расположенные в Подмосковье и в Краснодарском крае.

"УРИНСКИЙ РЕФЛЕКС"

НБЖ: Вы сказали, что "Российский Капитал" успешно развивается. Что было предпринято для стабилизации ситуации в банке?

В. МИРОШНИКОВ: Первое - был сделан акцент на развитие регионального присутствия. Сейчас зона покрытия банка увеличилась приблизительно в три-четыре раза. Этот план удалось быстро осуществить в результате покупки кредитных портфелей физических лиц у ряда банков. Кроме того, "Российский Капитал" смог успешно занять нишу челябинского банка "Монетный дом", входившего в так называемую уринскую группу. Это был неплохой банк. Однако после продажи все активы из него были выведены. Благодаря тому что "Российский Капитал" занял офисы обанкротившегося банка, при ликвидации нам удалось сохранить многие рабочие места (а это более тысячи человек), и не пришлось выплачивать выходное пособие из средств ликвидируемого банка.

Если еще говорить о причинах активного роста банка, то стоит упомянуть о том, что мы пригласили на руководящие должности талантливых менеджеров. Сформировалась очень сильная команда. Если посмотреть на показатели деятельности, то за прошлый год они выросли в 2,5 раза, несмотря на то, что в этом году мы не оказывали им никакой финансовой помощи.

НБЖ: А людей не смущает то, что это санированный банк? И в перспективе к нему будут присоединены еще два банка, оказавшиеся на грани банкротства?

В. МИРОШНИКОВ: Наоборот, депозитная база по физическим лицам ежемесячно увеличивается почти на миллиард рублей. Примечательно также, что большую долю депозитов составляют вклады VIP-клиентов, то есть вклады свыше 700 тыс рублей. И это неудивительно. "Российский Капитал", несмотря на свое прошлое, сегодня, наоборот, является одним из самых надежных институтов. По сути дела, он является квазигосударственной организацией, но в то же время ставки по вкладам в нем выше, чем в том же Сбербанке. Те люди, которые понимают, что такое санация, несут деньги в "Российский Капитал".

НБЖ: Когда вы закончите этот проект?

В. МИРОШНИКОВ: Я считаю, что этот проект мы не закончим ни в этом, ни в следующем году. Вероятно, мы не закончим его даже через год. Хотя стоит отметить, что сегодня очень многие инвесторы интересуются банком "Российский Капитал". При этом потенциальные покупатели заявляют, что готовы платить любую цену. Но мы не спешим соглашаться, во-первых, потому что опасаемся повторения "уринского" сценария, когда после оформления сделки с бывшими акционерами рассчитывались активами купленного банка. Поэтому мы будем очень тщательно выбирать покупателей.

Во-вторых, мы не сможем в ближайшее время осуществить продажу из-за экономических соображений. Поясню почему. Когда АСВ пришло в "Российский Капитал", то в нем был обнаружен большой объем проблемных активов. Сейчас мы продолжаем работу с этими "черными дырами", однако многие активы вернуть не удастся. Например, там есть фиктивные ценные бумаги известных компаний на полтора миллиарда, которые "висят" на бирже. Чтобы восстановить финансовое положение банка "Российский Капитал", нам пришлось существенно увеличить его уставный капитал. В итоге если сейчас посмотреть на баланс санированного банка, то уставный капитал полностью перекрывает проблемные активы. В то же время объем собственных средств меньше уставного капитала. Именно это обстоятельство не позволяет нам в текущей ситуации выставить банк на продажу. В российском законодательстве закреплено, что АСВ может продавать пакет акций по цене не ниже самого высокого показателя, то есть исходя либо из размера собственного капитала, либо из размера уставного капитала. В результате получается, что банк, который на самом деле стоит ниже стоимости наших вложений, мы должны продать за 100%. То есть с мультипликатором гораздо выше среднерыночного. Кто купит банк на таких условиях?

НБЖ: Наверное, покупатели наподобие Урина.

В. МИРОШНИКОВ: Поэтому сейчас мы стараемся активно развивать банк, чтобы дельта между уставным капиталом и собственным капиталом сократилась. Этого можно достичь, либо хорошо поработав с проблемными активами, либо повышая прибыльность банка. Несмотря на то, что банк стремительно растет, на достижение сбалансированности его показателей потребуется время. Когда стоимость банка приблизится к реальным мультипликаторам, тогда мы начнем думать о его реализации.

НБЖ: А сейчас предлагают купить за 100%?

В. МИРОШНИКОВ: Да, правда, в рассрочку. Но при таких условиях как раз возникает риск, что новые собственники будут вытаскивать из банка деньги и гасить задолженность.

НБЖ: А в банк могут еще вернуться какие-то активы?

В. МИРОШНИКОВ: Как я уже сказал, там есть большой пакет фиктивных акций. Мы их будем списывать.

Но, конечно, это не единственная мошенническая схема, которая использовалась бывшими собственниками для вывода активов. Например, по документам банк направил огромные средства на реконструкцию завода по производству льняных тканей в Тверской области "Велиткан". По оценкам экспертов, объем выделенных средств в пять раз превышает реальные затраты. Да и сама бизнес-идея, по которой работало предприятие, вызывает большие сомнения. "Велиткан" не имел постоянного покупателя, а работал, что называется, "на подхвате" у итальянских компаний. Как известно, большая часть продукции, в том числе итальянской, производится в Китае. Однако если модель пользуется большим спросом, то обычно делается дополнительный заказ. Ехать на другой конец континента за небольшой партией экономически нецелесообразно. Поэтому в таких случаях итальянские производители могут заказывать небольшие партии для производства конкретной модели в России. В этой нише и работало тверское предприятие. Понятно, что ни о каком бизнес-планировании в данном случае не могло быть и речи. Итог вполне закономерен - предприятие банкротится.

Или еще один пример того, когда активы есть, но их ценность практически равна нулю: банк владеет землями в Подмосковье на 800 млн рублей. Проблема заключается в том, что земли эти расположены на границе с Тверской областью и не представляют интереса с инвестиционной точки зрения: из-за удаленности от центра и отсутствия коммуникаций они не могут использоваться для строительства коттеджного поселка и не представляют интереса для сельхозпроизводителей.

Поэтому мы не питаем больших надежд по поводу возвращения активов. И ставим задачу перед менеджментом развить банк. Мы со своей стороны сделали все возможное, чтобы обеспечить потенциал для роста бизнеса. Объединив "Российский Капитал" с "Тарханами", мы смогли обеспечить им хорошее присутствие в Пензе, Тольятти, Самаре, а также наполнили бизнесом в Челябинске, Екатеринбурге и других окрестных городах региона.

ЧТО ВЧЕРА БЫЛО ХОРОШО, СЕГОДНЯ - ПЛОХО

НБЖ: Почему АСВ решило присоединить "Тарханы" к "Российскому Капиталу", а не развивать как самостоятельную бизнес-единицу? Ситуация в банке оказалась настолько плачевной, что не было возможности сохранить этот банк?

В. МИРОШНИКОВ: Действительно, смысла сохранять банк как самостоятельную бизнес-единицу не было. Представьте, 80% его активов было вложено в строительство теплиц. Когда банк к нам поступил и мы начали разбирать его отчетность, изучать истинное состояние дел, то встал вопрос, чем занимался бывший собственник - банковским делом или разведением цветов. Сама идея по строительству теплиц и разведению роз имела право на жизнь. Так, в соседнем регионе аналогичный проект успешно развивался. Однако разница заключалась в том, что успешный цветовод развивал свой бизнес постепенно: он строил теплицу, она начинала приносить денежный поток, а после того как собиралась необходимая сумма, строил новую. А бывший собственник банка "Тарханы", вероятно, воодушевившись успехом соседа, взял огромные кредиты (при этом не только в своем банке, но и у местной администрации, МДМ-Банке, РосБР) и построил сразу целый комплекс теплиц, из которых в результате работала только одна. Понятно, что вскоре такой бизнес начал генерировать убытки.

НБЖ: Но вложить 80% активов в одно предприятие - это значит нарушить нормативы ЦБ. Как удалось обмануть регулятора?

В. МИРОШНИКОВ: На это работала целая команда внутри банка. Было создано 120 компаний-прокладок. В банке сидело около 10 человек, которые занимались только тем, что скрывали нарушения норматива Н6: они перекидывали средства между компаниями, перекредитовывали и пр. Более того, чтобы уйти от контроля Росфинмониторинга, они дробили все денежные переводы на суммы менее 600 тыс рублей. В результате в документации царил хаос, разобраться в котором не мог даже собственник. Интересно также то, что кредитов было получено всего на сумму 2,4 млрд рублей, однако общая задолженность составляет 4.6 млрд рублей. Выяснилось, что более 2 млрд рублей "набежало" процентов в результате обслуживания кредитов.

Несмотря на то, что в своем регионе этот банк пользовался популярностью, сохранять его было бессмысленным.

НБЖ: А какова судьба теплиц? Их удалось "зачесть" в счет погашения кредитов?

В. МИРОШНИКОВ: Мы сейчас работаем по этому проекту. Как я уже сказал, только в одной из них росли розы, и то достаточно сомнительного качества. Поэтому этот бизнес необходимо очистить. Тогда, возможно, нам удастся найти инвестора на эти объекты. Хотя вернуть в полном объеме средства, которые были вложены в их строительство, нам, конечно, не удастся.

НБЖ: Банк "Потенциал" изначально планировал санировать банк "Солидарность". Почему планы изменились, и оздоровлением банка снова занимается АСВ?

В. МИРОШНИКОВ: Действительно, недавно банк "Солидарность" вышел из проекта по санированию банка "Потенциал". Дело в том, что на балансе "Потенциала" есть два проблемных актива, которые очень сильно тянут его вниз. Один из них - строительный холдинг, который начал массовое строительство, однако так и не смог его завершить. Второй -цементный завод в Республике Башкортостан. Для строительства этого предприятия банк выделил кредит в размере 600 млн рублей, а с учетом процентов - 800 млн рублей.

Мы надеялись, что этот проект удастся завершить, так как по нему было подписано соглашение с Чешским экспортно-импортным банком о софинансировании проекта. Но в банке-партнере поменялось руководство, которое провело исследование, пришло к заключению, что проект нерентабельный, и вскоре отказалось от участия в нем. Позицию отступившего партнера можно понять, потому что рентабельность этого проекта вызывает множество вопросов. Завод отделяет от потребителей горный массив. Чтобы доставить продукцию до конечных потребителей, необходимо либо построить дорогу, либо доставлять товар по объездной трассе. И тот и другой вариант существенно удорожают продукцию и делают производство неэффективным. В итоге у нас есть кредит, более того, у нас есть по нему залоговое обеспечение - самосвалы, грузовики, но покупателя на них нет. Когда и в каком объеме удастся вернуть средства в банк, неизвестно. Этот пример, кстати, является очень показательным с точки зрения работы с проблемными активами.

Когда "Солидарность" брала банк на санацию, то еще оставалась надежда, что активы будут работать. Но сейчас ясно, что они "мертвые". Поэтому нами было принято совместное с руководством банка "Солидарность" решение об отмене наших первоначальных договоренностей, так как неизвестно, как такие непосильные обязательства могут отразиться на санаторе.

НБЖ: Вы не жалеете, что приняли "Потенциал" и "Тарханы" на санирование? Возможно, было бы проще отозвать у этих банков лицензию?

В. МИРОШНИКОВ: Моя позиция такова: нужно использовать механизм санации как можно реже. Если говорить о целесообразности санации банков "Тарханы" или "Потенциал" с позиции сегодняшнего дня, то я думаю, нужно было бы просто отозвать лицензии и заплатить страховое возмещение.

Но нельзя забывать, что это именно оценка ситуации с позиции сегодняшнего дня, то есть в период, когда рынок спокоен. Совсем по-другому ситуация выглядит, когда на рынке царит паника и население выносит деньги из банков. В случае с банком "Потенциал" мы не могли принять в тот момент иного решения, кроме как взять его на санацию. Вкладчики этого банка собирались перегородить федеральную трассу Москва - Челябинск. Решение о банкротстве банка могло бы спровоцировать на рынке социальный взрыв.

В Екатеринбурге в острую фазу кризиса мы санировали три банка. Если бы это не было сделано, то могли бы рухнуть все банки этого региона, потому что в пик кризиса рассылались сообщения с предупреждением о грядущем банкротстве местных банков, и население было в панике. Поэтому предпринятые нами меры на тот момент были необходимы. И, оценивая результаты, надо смотреть не на то, что происходит сейчас, а на то, что происходило в конкретном месте в конкретное время.

Таким образом, несмотря на то, что я занимаюсь санацией, я не сторонник этих мер. Я за передачу активов и обязательств. В этом случае, во-первых, не возникает морального риска, потому что мы спасаем не банк, а его клиентов. Во-вторых, при банкротстве банка большое число сотрудников "выкидывается" на рынок. Передавая активы, мы сохраняем рабочие места. В-третьих, клиенты практически не ощущают на себе никаких изменений в обслуживании: отделение банка остается на том же месте, условия по вкладу сохраняются, меняется только вывеска. В случае банкротства вкладчикам приходится ехать в отделение банка-агента. Несмотря на то, что мы пытаемся найти максимально удобную "сетку", определенные издержки для клиентов все равно возникают. В-четвертых, при такой схеме удается сохранить деньги в банковской системе. Так, мы провели исследование, что происходит, если выплата страхового возмещения осуществляется через коммерческий банк. Выяснилось, что в 70% случаев вкладчики забирают деньги из банка-агента. В том случае, если обязательства передаются в другой банк, ситуация прямо противоположная - 70% средств "оседает", и только 30% изымаются. Наконец, в-пятых, мы экономим деньги кредиторов. При банкротстве Агентство продает активы с дисконтом, а при передаче активов передает их по рыночной стоимости. Поэтому мы будем стараться использовать в своей работе именно механизм передачи активов и обязательств как наиболее эффективный и экономически выгодный.

Более того, сейчас мы работаем над законопроектом, по которому сможем передавать активы и обязательства не только при банкротстве, но и после отзыва лицензии у банка.

ПЛОХОЕ, НО ЕДИНСТВЕННО ВЕРНОЕ РЕШЕНИЕ

НБЖ: В случае с Банком Москвы вы не использовали механизм передачи активов и обязательств, а выбрали именно классическую санацию.

В. МИРОШНИКОВ: На мой взгляд, санация Банка Москвы была единственно правильным решением. Часто приходится слышать критику по этому поводу, однако когда мы спрашиваем оппонентов, что конкретно следовало сделать, они никакой внятной альтернативы предложить не могут.

Реализовать передачу активов и обязательств в пятом по размеру банке страны - задача очень сложная и растянутая во времени. При этом пострадали бы незастрахованные средства вкладчиков, средства правительства Москвы, понесли бы убытки многие представители малого бизнеса.

Рейтинговые агентства на это непременно среагировали бы и, возможно, понизили бы рейтинги не только Банка Москвы, но и других банков. После чего выросла бы стоимость заимствований и пр. Поэтому санация Банка Москвы - это, конечно, плохое решение, но тем не менее единственно верное.

НБЖ: Можно ли еще что-нибудь вернуть из активов, выведенных из Банка Москвы?

В. МИРОШНИКОВ: Сейчас есть информация, что удалось найти залоги, которые оценивают в 2 млрд рублей. Но возврат многих других активов еще остается под вопросом. По некоторым из них мы до сих пор не можем получить выписку из депозитария. Там использовалась такая схема, когда давалось распоряжение поставить то или иное обеспечение под залог, но в депозитарий ничего не поступало.

У нас есть прямая заинтересованность в поиске активов, потому что на каждый возвращаемый рубль кредитов Банк Москвы должен вернуть агентству средства займа в размере 1,5 рубля. Поэтому мы будем жестко отслеживать ситуацию.

НБЖ: До финишной прямой еще далеко?

В. МИРОШНИКОВ: Сейчас перед нами стоят две основные задачи. Первая - разобрать портфель. Вторая - выявить причины возникшей ситуации. Сейчас, разбирая документацию, мы приходим к выводу, что она изменилась в худшую сторону не в ноябре и что не последние кредиты привели банк к предбанкротному состоянию. Проблемы существовали давно. Эта ситуация, по сути дела, копирует проблемы банка "Тарханы", когда привлекли 2,4 млрд рублей, а остальная сумма "набежала" в результате "рисовки" и фальсификации отчетности. Различаются, как легко догадаться, только масштабы бедствия.

НБЖ: То есть Банк Москвы всегда кредитовал "помойки"?

В. МИРОШНИКОВ: Там был специальный департамент инвестиционных активов, который занимался исключительно "несанкционированным" управлением финансовыми потоками. Его деятельность можно разбить на три направления: первое - вывод активов в офшоры, второе - кредитование российских предприятий-помоек и третье - кредитование предприятий, связанных с Андреем Бородиным (экс-президент Банка Москвы - прим. ред.).

При этом нам удалось установить интересную закономерность. Банк за последнее время провел несколько эмиссий - 12,13,14. где увеличивали долю город и еще несколько акционеров. Если сопоставить документы, то становится очевидным, что в период проведения эмиссий компаниям, связанным с Бородиным, выдавались кредиты. Сейчас у нас существует версия, что деньги уходили в виде кредитов, а потом возвращались в ходе участия в допэмиссии. По сути дела, акции покупались не на реальные деньги, а на деньги самого банка.

НБЖ: А винные заводы останутся за Бородиным, или их удастся изъять?

В. МИРОШНИКОВ: Это имущество можно арестовать только в рамках уголовного дела. По банку ВЕФК нам это удалось сделать. Надеемся, у ВТБ все получится.

НБЖ: Говорят, что АМТ не стали спасать, потому что у Агентства деньги закончились. Или причина все же в том, что его санацию посчитали нецелесообразной?

В. МИРОШНИКОВ: Начнем с того, что нам его не предлагали санировать. По закону выступить с таким предложением должен ЦБ. Вероятно, в Банке России посчитали нецелесообразным принимать АМТ на оздоровление. Но, разбирая сейчас дела в этом банке, я вижу, что ситуация там очень запутанная и санация могла бы принести отрицательный результат. В банке есть залоги, однако, по нашим оценкам, они значительно переоценены. Кроме того, немалая часть активов (земель в Подмосковье) "заморожена" по решению английского суда. Конечно, это иностранное законодательство, которым мы не обязаны руководствоваться, однако у покупателей могут в перспективе возникнуть серьезные проблемы.

В данном случае санация не была необходимой. Это потеря никак не скажется на деятельности банковской системы.

беседовала Вероника Сошина


Возврат к списку

АСВ в социальных сетях


Facebook Twitter VK OK

Как мне получить страховое возмещение?

Ответы на этот и другие вопросы о страховых случаях и выплатах Вы можете прочитать в разделе «Страхование вкладов/Вопросы и ответы».


Как мне погасить кредит?

Информацию о реквизитах банков, а также о контактных лицах по вопросам, связанным с погашением кредитов, Вы можете узнать в разделе «Погашение кредита».


Легко и быстро оплатите кредит банку с отозванной лицензией

Специализированный ресурс оплаты кредитов в интернете с использованием банковских карт и иных способов, а также информирования о всех доступных способах оплаты - Платежный портал (www.payasv.ru).

Справочник вкладчика Справочник вкладчика
Если Ваш банк разорился

×